ВС РФ объяснил, какие документы нужны для выплаты по ОСАГО и как доказать их

14 октября 2022
Как сообщает «Право.Ру», 1 июля 2020 г. Антон Симонов и Геннадий Луговой (имена изменены) попали в аварию. Симонов получил легкие телесные повреждения, а еще пострадала его Lada Largus. Виновником происшествия признали Лугового, 2 июля в его отношении возбудили дело об административном правонарушении по ст. 12.24 КоАП («Нарушение ПДД или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего»). Сотрудники ГИБДД оформили соответствующий протокол.
7 июля Симонов обратился в «Ингосстрах», где был застрахован Луговой, чтобы получить страховую выплату. К обращению он приложил составленный сотрудниками ГИБДД протокол. Ему отказали, указав на необходимость представить доказательства вины Лугового в аварии. По мнению «Ингосстраха», отправленных документов было недостаточно для выплаты денег.

Симонов отправил страховщику претензию с требованием выплатить 400 000 р. на ремонт автомобиля и неустойку. Страховая компания ответила, что рассмотрит это обращение, когда получит от Симонова постановление суда по делу об административном правонарушении в отношении Лугового.

В августе Симонов подал жалобу финансовому уполномоченному с тем же требованием: взыскать с «Ингосстраха» 400 000 р. на ремонт авто и неустойку. Водитель снова получил отказ, потому что не отдал страховой постановление по делу об административном правонарушении. А именно этот документ нужен для выплаты страховой компенсации.

В сентябре 2020 г. Лугового признали виновным в нарушении ПДД по ст. 12.24 КоАП («нарушение ПДД или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего»). Его лишили прав на год и десять месяцев (дело № 5-1651/2020).

Поэтому Симонов снова обратился в «Ингосстрах» за выплатой. Он отправил в страховую ценное письмо со своим заявлением и решением суда в отношении Лугового. Но страховая компания снова отказала в выплате. Она указала, что получила только протокол об административном правонарушении в отношении Лугового, который не доказывает его вину. Тогда водитель опять обратился к финансовому уполномоченному. Но его заявление не стали рассматривать по ч. 1 ст. 19 ФЗ от 04.06.2018 № 123 («обращения, не подлежащие рассмотрению финансовым уполномоченным»). Это объяснили тем, что финансовый управляющий уже вынес решение по аналогичному спору с теми же сторонами. Поэтому зимой 2020 г. Симонов подал иск в суд.

Страховая выплата во время суда

В Йошкар-Олинском горсуде Республики Марий Эл Симонов потребовал у «Ингосстраха» выплатить ему 400 000 р. страхового возмещения на ремонт авто, 20 000 р. компенсации морального вреда и неустойку (дело № 2-575/2021).

Судья Татьяна Волкова решила, что финансовый уполномоченный необоснованно прекратил рассматривать обращение Симонова во второй раз по ч. 1 ст. 19 ФЗ от 04.06.2018 № 123. Ведь к этому моменту обстоятельства дела изменились, в частности, суд признал Лугового виновным в ДТП. Когда ответчик ознакомился с материалами дела и узнал об этом, то перечислил Симонову 400 000 р. на ремонт авто. Это случилось во время судебного разбирательства зимой 2021 г.

Но истец все еще хотел взыскать со страховой неустойку и компенсацию морального вреда. Он настаивал, что «Ингосстрах» нарушил 20-дневный срок выплаты возмещения по ч. 21 ст. 12 закона об ОСАГО. Ведь постановление суда о том, что Луговой виновен в ДТП, он отправил страховщику еще осенью 2020 г.

Волкова указала: Симонов не представил доказательств, что действительно направлял этот документ страховой компании. А «Ингосстрах» принес в суд копию акта вскрытия ценного письма от Симонова, где было зафиксировано все содержимое конверта. Хотя в описи ценного письма было указано постановление суда о виновности Лугового в ДТП, этого документа в конверте не было. Акт составили секретарь «Ингосстрах» и почтальон.

Поэтому суд отказал Симонову в выплате страхового возмещения (ведь эти деньги истец получил в процессе судебного разбирательства), неустойки и компенсации морального вреда.

Водитель с таким решением не согласился и обжаловал его в ВС Республики Марий Эл (дело № 33-1284/2021). Согласно п. 63 Постановления Пленума ВС от 29.01.2015 № 2, выплата страховой компанией денег Симонову во время судебного процесса не может быть основанием для отказа в удовлетворении иска, отметила судья Ольга Волкова. Поэтому суд отменил решение первой инстанции и удовлетворил иск Симонова в части выплаты ему 400 000 руб. страхового возмещения на ремонт авто. Но признал, что это решение суда исполнению не подлежит, ведь деньги истец уже получил. Отказ первой инстанции в части взыскания неустойки и компенсации морального вреда апелляционный суд оставил в силе. Симонов обжаловал и это решение. Но Шестой кассационный суд общей юрисдикции его «засилил». Тогда владелец Lada Largus написал жалобу в Верховный суд.

Мнение ВС

Симонов направил страховой компании постановление суда о виновности Лугового в ДТП. Это доказывает опись ценного письма, посчитала тройка судей под председательством Александра Киселева (дело № 12-КГ22-4-К6). А представленный «Ингосстрахом» акт вскрытия конверта нельзя считать доказательством по делу. Ведь документ составил сотрудник страховой, который заинтересован в невыплате Симонову денег, и почтальон, который не знает, как правильно вскрывать и фиксировать содержание ценного письма.

Суд отметил, что для получения денег потерпевший может представить страховой протокол об административном правонарушении в отношении Лугового. Этого документа достаточно. Поэтому ВС отменил решения апелляционной и кассационной инстанций и направил дело на новое рассмотрение в ВС Республики Марий Эл (дело № 33-2065/2022). По делу вынесли новое решение, отменив предыдущие.

ВС исправил ошибку, допущенную нижестоящими судами, считает управляющий партнер Варшавский и партнеры Владислав Варшавский. Эксперт обратил внимание, что ВС не признал акт вскрытия ценного письма доказательством по делу и указал, что почтальон не знает, как вскрывать почтовую корреспонденцию и устанавливать отсутствие вложения, указанного в описи. Варшавский отмечает, что такой подход может вызвать большое количество споров, связанных со злоупотреблениями со стороны лиц, направляющих корреспонденцию.